On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 22
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.13 20:55. Заголовок: 1941-й






Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 22 [только новые]


постоянный участник




Сообщение: 23
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.02.13 20:58. Заголовок: http://www.nasha.lv/..





Захват двух даугавпилсских мостов танки Манштейна совершили за 4 суток



22.06.2005



“Наша Газета” восстановила хронику боев за Даугавпилс, сопоставив воспоминания немецкого фельдмаршала Манштейна, малоизвестные исторические документы, а также официальную историю Прибалтийского военного округа


Масштабный план наступления гитлеровцев на Советский Союз предполагал ведение боевых действий на всем протяжении Западной границы СССР — от Баренцева моря до Черного. Захват Прибалтики планировалось осуществить силами группы армий «Север», насчитывавшей в общей сложности 725 тыс. человек и не менее 1500 танков. Их поддерживал воздушный флот из 1070 самолетов. Тем не менее, фельдмаршал Эрих Манштейн, признанный лучшим стратегом Третьего рейха, в своей книге «Утраченные победы» писал: «Указанная Гитлером в плане «Барбаросса» «общая цель» («необходимо уничтожать основную массу войск, расположенных в западной России, путем смелых операций, выдвигая вперед танковые клинья») была не чем иным, как тактическим «рецептом». Только благодаря превосходному военному руководству германской армии были достигнуты чрезвычайно большие успехи, поставившие Советскую Армию на край пропасти».
Бешеный рейд

Перед группой армий «Север» ставилась задача, уничтожив силы противника в Прибалтике, выйти к Ленинграду. Входившей в ее состав 4-й танковой группе предписывалось выйти к Даугаве и захватить мосты в Даугавпилсе и ниже его по течению, чтобы продолжить наступление в направлении Опочки. Командующий танковой группой генерал-полковник Геппнер решил разделить свои силы, отправив 41-й танковый корпус в Екабпилс, а 56-й — к Даугавпилсу. Также входившая в состав 4-й танковой группы дивизия СС «Мертвая голова» должна была следовать во втором эшелоне, а затем догнать тот корпус, который двигался быстрее других соединений.

Поскольку на пути 56-го корпуса, возглавляемого Манштейном, в глубине страны стояли более слабые силы Cоветской армии, он надеялся выиграть соревнование в броске к Даугаве. В первый же день наступления его корпус прошел 80 км и захватил деревянный мост через реку Дубиссу возле Айроголы, выстроенный в I мировую войну немецкими железнодорожными войсками. По признанию Манштейна, если бы этот мост оказался уничтожен, то на захват неповрежденных мостов в Даугавпилсе можно было бы уже не рассчитывать.

Однако с захватом моста у Айроголы, немецкие войска получили своеобразный трамплин для прыжка на Даугавпилс. Продолжая непрерывно наступать, 24 июня войска Манштейна вклинились вглубь СССР на 170 км, оставив далеко позади не только советские, но и многие немецкие военные части.

Манштейн пишет в мемуарах о своих опасениях, что советские войска могли его отрезать от тылов. Единственную надежду на успех он возлагал на 290-ю пехотную дивизию, которая, изрядно отстав от танковой колонны, отвлекала на себя значительные силы Советской армии. На самом же деле к 24 июня, как сообщают авторы книги «1941: бои в Прибалтике», более-менее организованное сопротивление немецким частям оказывала только 8-я армия, отходившая к Риге. Части примыкающей к ней 11-й армии, потеряв до 75% техники и до 60% личного состава, неорганизованно отходили на северо-восток в сторону Полоцка. Между двумя армиями появилась брешь, в которую и устремился 56-й немецкий танковый корпус.

«История Прибалтийского военного округа 1940-1967», изданная в Риге в 1968 году ограниченным тиражом (для служебного пользования) сообщает, что по указанию Ставки для обороны на рубеже реки Даугавы спешно и на широком фронте стали растягивать потрепанные части 8-й и 11-й армий. К ним на подмогу выводилась 27-я армия. Также была создана особая группа под командованием генерал-лейтенанта С. Д. Акимова. Она имела задачу задерживать и объединять все отходящие воинские части, подразделения и отдельных бойцов, привлекать местных жителей для сопротивления противнику при форсировании им реки.

Тем временем 56-й танковый корпус неумолимо приближался к Даугавпилсу: танки шли по широкому шоссе, мотопехотная дивизия пробиралась обходными путями южнее, а пехотная дивизия тащилась в арьергарде. На подходах к городу немцами были уничтожены 70 советских танков (у самого Манштейна танков было всего вдвое больше), а также множество артиллерийских батарей. Пленных было столько, что на них у немцев не хватало ни времени, ни сил.

Ранним утром 26 июня неожиданно для гарнизона Даугавпилса части Манштейна вышли к городу и захватили мосты через Даугаву. По информации официального сайта города Себеж (www.sebezh.ru), в захвате этих стратегически важных объектов не последнюю роль сыграло подразделение обер-лейтенанта В. Кнаака из 800-го полка «Бранденбург». Примерно в 7 часов утра, переодевшись в форму Красной армии, на четырех трофейных грузовиках немцы подъехали к железнодорожному и автомобильному мостам. Первый грузовик, въехавший на Гривский мост, охрана пропустила, а второй все-таки решила задержать. Когда шофер не подчинился требованиям, по машине открыли огонь из пулемета. Тогда Кнаак отдал приказ прыгать на землю и атаковать пост.

В 8 часов утра Манштейн получил радиограмму: «Захват моста в городе Даугавпилс осуществлен. Автомобильный мост не пострадал. Железнодорожный — легкие повреждения при взрыве, но в исправном состоянии». Обер-лейтенант Кнаак и 5 солдат его подразделения погибли во время этой акции, остальные 20 получили ранения. Советский офицер из охраны моста, взятый в плен, признался: «У меня не было приказа взорвать мост. Без приказа я не пошел бы на это. А спросить было не у кого, все разбежались».

Битва за город

Упоминавшаяся выше «История ПрибВО» повествует: «26 июня войска сборной группы Акимова и успевшие подойти передовые части 5-го воздушно-десантного корпуса предприняли 2 попытки контратаковать 8-ю танковую дивизию 56-го моторизованного корпуса врага, ворвавшуюся в Даугавпилс. Однако противник имел явное превосходство сил и контратаки оказались безуспешными».

По словам бывшего военного коменданта Даугавпилса Г. И. Хетагурова, оборона города была организована наспех, в основном из бойцов отступающих частей. Боеприпасов из района Идрицы не успели подвезти, хотя транспорт был мобилизован. Также действовал приказ, разрешающий артиллеристам вести огонь только по улицам и площадям, чтобы не допустить гибели жителей города.

В 10:30 27 июня генерал-лейтенант Акимов доносил командующему Северо-Западным фронтом Ф. Кузнецову о событиях вчерашнего вечера: «Наступление захлебнулось. Отдельные взводы проникли в город с северной и северо-восточной окраин, но подведенными резервами и особенно усилившимся автоматическим огнем и артиллерией противника были отброшены. Масса огня применялась из окон домов, чердаков и с деревьев. Основные причины нашего неуспеха — отсутствие танков и малое количество артиллерии — всего 6 орудий».

А вот какое донесение о боях за Даугавпилс отправил 27 июня сам командующий Северо-Западным фронтом народному комиссару обороны: «Во исполнение Вашего приказа вчера организовал атаку по возвращению Двинска. К вечеру 26.06.41. Двинск был возвращен, но предпринятый противником ожесточенный налет авиации, продолжавшийся 3 часа, при возобновившихся атаках пехоты с танками противника вынудил снова оставить Двинск. Организую сегодня ночью вторую контратаку с вводом 46-й танковой дивизии и 21-го механизированного корпуса (имеет 5 танков). При налете на Двинск сбито 7 бомбардировщиков и уничтожено 5 танков, остальные танки загнаны в город, скрылись за домами».

21-й мехкорпус под командованием Дмитрия Лелюшенко, неоднократно упоминавшийся в военных сводках, как ни странно, являет собой весьма загадочное образование. По одним сведениям, он насчитывал 98 танков и 129 орудий. По другим, был оснащен всего 35 танками БТ, 16 легкими танками Т-37/Т-38 и 88 бронеавтомобилями. Также упоминается, что 21-й корпус располагал 7 танками или даже 5. Не исключено, что все эти сведения верны, просто количество техники подсчитывалось в разное время.

Неразбериха первых дней войны, некомплект техники и обилие новобранцев не способствовали успешным военным операциям. К тому времени у Даугавпилса было сосредоточено до 5000 бойцов Советской армии. Атаки же приходилось производить силами одной пехоты, без поддержки авиации, танков и артиллерии. Так, количество потерь только ранеными во время одной атаки 28 июня достигло 600 человек!

Техника отсутствовала напрочь. Позже Манштейн напишет, что за две недели боев в качестве трофеев было захвачено 60 самолетов, 316 орудий, 205 танков и 600 грузовиков. Количество уничтоженной техники никто тогда не считал. Поэтому не удивительно, что когда к Даугавпилсу прибыл единственный взвод танков КВ, приказ о его использовании пришел из самой Ставки! Воистину, каждый танк был на вес золота!..

В то же время, выполняя запоздалый приказ командования уничтожить мосты через Даугаву, остатки советского воздушного флота на небольшой высоте с настойчивостью безумно храбрых все заходили и заходили для прицельного бомбометания. Немецкие зенитки и истребители их методично расстреливали — эскадрилью за эскадрильей. Только за один день было сбито 64 советских самолета!

Были ли эти жертвы напрасны? 56-й танковый корпус вермахта был основательно потрепан, его наступление застопорилось. Манштейн так вспоминает эти дни: «Цель — Ленинград — отодвинулась от нас в далекое будущее, а корпус должен был выжидать у Двинска… Вскоре нам пришлось обороняться от атак противника, поддерживаемых одной танковой дивизией. На некоторых участках дело принимало серьезный оборот…»

Но пока советские войска продолжали откатываться на линию Псковского, Островского и Себежского укрепрайонов. В условиях стремительного продвижения войск противника Ставка слала в войска директивы, которые можно было расценить как жесты отчаяния, незнания обстановки, стремления добиться хоть как-то и хоть где-то частичного успеха. И этот успех будет достигнут. Но не здесь и не сейчас. Пока же для Даугавпилса наступила пора трехлетней фашистской оккупации...

Юрий ПЕТРОВСКИЙ

http://www.nasha.lv/article.php?id=555453&date=22-6-2005

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 77
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.13 11:56. Заголовок: http://www.oblgazeta..




В Екатеринбурге вышла в свет книга об истории российско-белорусских отношений



12 ФЕВРАЛЯ 2013, 22:20

«Беларусь и Россия: живые нити родства» — так назвал своё исследование автор Павел Саенко.

В предисловии автор пишет: «Моя книга и о русских, и о белорусах, и о том, что им на роду написано быть вместе. О том, что их объединяет. Братья-славяне — белорусы и русские — люди, самой судьбой определённые жить под одной крышей. Их объединяет и история, и культура, и религия, и Великая Отечественная война...»

Есть в книге очерк о воинах-уральцах, сражавшихся в годы войны на белорусской земле. Сформированная в предвоенный период в УрВО 22-я армия занимала позиции от Себежа на северо-западе до Витебска на юге, который в июне-июле 1941 года обороняла 153-я стрелковая дивизия. 85-я стрелковая дивизия 3-й армии, также сформированная на Урале, встретила врага в районе Гродно. В 1943 году в боях за освобождение Белоруссии отличились соединения 11-й армии, которой командовал уроженец Свердловской области генерал армии Герой Советского Союза Иван Федюнинский.

Именами уральцев, Героев Советского Союза Ивана Кустова, Александра Шомина, Сергея Краснопёрова, Фёдора Хохрякова, Николая Ермака, Николая Мельникова названы улицы городов, посёлки, деревни. Наша общая победа над фашизмом — одна из крепчайших нитей, которые связывают два славянских народа.


http://www.oblgazeta.ru/society/6592/

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 122
Зарегистрирован: 04.02.13
Откуда: Псков
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.13 11:25. Заголовок: AntonIO Можно перен..


AntonIO Можно перенести эту и предыдущую вырезку в тему про 170-ю ст див?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 103
Зарегистрирован: 04.02.13
Откуда: Себеж
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.13 11:27. Заголовок: Litops, да - это вер..


Litops, да - это вернее.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 123
Зарегистрирован: 04.02.13
Откуда: Псков
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.13 11:40. Заголовок: Последние три сообще..


Последние три сообщения с воспоминаниями ветеранов перенесены в тему про 170 СД - http://sebezh.myqip.ru/?1-5-0-00000001-000-0-0-1361519348

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 535
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.03.13 20:42. Заголовок: http://vif2ne.ru/rkk..

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 542
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.03.13 22:11. Заголовок: http://186sd.ru/doku..

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 84
Зарегистрирован: 07.02.13
Откуда: Россия, Себеж
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.13 19:16. Заголовок: Админы, если ошибся ..


Админы, если ошибся темой, то просьба перенести в соответствующий раздел…
Информацию нашёл в интернете, решил поделиться …

Обычный солдат.
Рэмбо нервно курит в сторонке.
(обязательно почитайте комментарии)

http://www.liveinternet.ru/users/gorra/post162914023/page1.html#BlCom583687257

И ещё…
Один в поле воин
Подвиг 41-го…




Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1131
Настроение: Великолепное
Зарегистрирован: 01.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.06.13 11:20. Заголовок: Мне очень понравился..


Мне очень понравился этот клип в исполнении Жанны Бичевской:
ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ



Много хорошей военной хроники, но и тут - в тексте песни - патриотически-шовинистический душок прослеживается...

Чем ближе к истине, тем радостнее и светлее натура. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator


Сообщение: 24
Зарегистрирован: 19.03.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.13 11:51. Заголовок: часть темы перенесен..


часть темы перенесена сюда

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 738
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.13 19:48. Заголовок: Хетагуров Георгий Ив..


Хетагуров Георгий Иванович

(1903—1976)

Герой Советского Союза, генерал армии

[img]http://www.ossetians.com/pictures/xetagkaty%20gabo.jpg[/img]





Георгий Хетагуров родился в 1903 году в селении Зарамаг в семье дорожного мастера Ивана Хетагурова. Детство Георгия не назовешь радостным и беззаботным, так как нищенское жалование отца заставило его - совсем еще ребенка - идти работать, и выполнять нелегкий труд.

Нищета не покидала семью и после переезда в город Владикавказ, и Георгий вынужден был поступить уборщиком в аптечный магазин.

Судьба его круто изменилась в годы гражданской войны. В 1920 году семнадцатилетним юношей он добровольно вступает в вооруженный отряд по борьбе с бандитизмом. Годы, проведенные в отряде, стали для Хетагурова своеобразной школой жизни, закалившей его морально и физически. В самые трудные годы гражданской войны, годы разрухи, голода и лишений Георгий Иванович в 1922 -м успешно заканчивает в Пятигорские пехотные курсы.

В свои 19 лет он был назначен командиром учебного взвода 28-й Горской стрелковой дивизии во Владикавказе, где готовили национальные кадры. Свой талант педагога он пронес через всю жизнь, даже в суровые годы Великой Отечественной войны, уделяя большое внимание обучению и воспитанию солдат и офицеров.


Но наиболее полно черты характера этого прославленного генерала проявились в годы Великой Отечественной.

Война застала Георгия Ивановича в городе Идрице, который находится вблизи северо-западной границы бывшего СССР. В первые же дни перед корпусом были поставлены чрезвычайно важные и сложные задачи - дать отпор наступавшим механизированным соединениям противника, прикрыть Даугавпильское направление, уничтожить вражеский воздушный десант в районе г. Резекне. Сложность задачи легко понять, ведь не за горами был Ленинград - главная цель противника. Действовать надо было незамедлительно, и уже 23 июня 1941 года командующий корпусом Лялюшенко для борьбы с танковыми частями Э. Манштейна дополнительно получил 95 орудий. И это было очень кстати. Однако на пути осуществления массированного артиллерийского наступления встала, казалось бы, нерешаемая проблема - отсутствие нужного количества подготовленных артиллеристов. И тогда, еще в первые дни войны, Хетагуров предложил весьма рациональное, простое и мудрое решение. «Артиллерийскими расчетами, - сказал он, - могут стать танковые экипажи, не имеющие машин. Научиться стрелять из противотанковых орудий прямой наводкой не трудно: этот метод ведения огня танкистам знаком...»

В своих воспоминаниях Д.Д. Лялюшенко пишет: «Так и поступили, распределив эти орудия между двумя танковыми дивизиями».

Под руководством Георгия Хетагурова танковые экипажи успешно отражали атаки врага. В результате упорных боев 21-й механизированный корпус вывел из строя 52 вражеских танка, 59 орудий, 600 автомашин и много другой техники. А главное - враг был остановлен на реке Даугаве.

Командование Северо-Западного фронта высоко оценило боевые действия корпуса, наградив 600 человек, в том числе Георгия Ивановича Хетагурова, орденами Красной Звезды.

Однако особый интерес представляет откровенное признание одного из самых ярых фашистских генералов, командира 56-го арийского корпуса Э. Манштейна. В книге «Утерянные победы» он писал: «Конечно, если бы мы пытались дальнейшим продвижением удерживать фронт, это было бы азартной игрой. Она могла бы заманить нас в пропасть. Следовательно, цель - Ленинград - отодвигалась от нас в далекое будущее, а корпус должен был выждать у Двинска (Даугавпилс)».

Так, несмотря на колоссальное превосходство противника в живой силе и технике, артиллеристы Хетагурова под его личным командованием остановили наступление гитлеровцев на берегах Даугавы и тем самым защитили Ленинград.

После тяжелого ранения, вернувшись из госпиталя по личному ходатайству Д.Д. Лялюшенко, командовавшего 30-й армией, он был назначен начальником штаба армии.

На Хетагурова было также возложено личное руководство левофланговой группировкой войск.

Против Хетагурова гитлеровцы направили 200 танков и мощную авиацию. Враг рвался к Москве. К этому времени противник захватил город Клин. Трое суток не прекращались кровопролитные бои. В этом районе противник создал пятикратное превосходство и, захватив Рогачево, вышел к каналу Москва-Волга, В сложившейся обстановке жизненно важно было не допустить переправу врага через канал. В этих тяжелейших условиях Хетагуров принимает решение нанести внезапный удар по врагу и тем самым помешать его переправе. Решение Хетагурова, как это показали результаты, было единственно правильным и в высшей степени эффективным. Внезапный фланговый удар вынудил гитлеровцев отступить, и что самое важное, помимо того, что Хетагуров сорвал переправу врага, он захватил архиважный рубеж - западнее Клина.

В тот же день Георгий Иванович получил телеграмму командующего Западным фронтом маршала Г. К. Жукова о чрезвычайной важности захваченного рубежа и о необходимости его обязательно удержать. Приказ Жукова был выполнен. Так была вписана еще одна блестящая победа в историю Великой Отечественной войны. Именно с этого плацдарма началось контрнаступление советских войск северо-западнее Москвы в декабре 1941 года.

С боями артиллеристы Хетагурова очищали страну от фашисткой нечисти на фронтах Отечественной войны вплоть до Берлина.

5 мая 1945 года Маршал Советского Союза В. И.Чуйков и член Военного совета генерал-лейтенант Пронин в реляции о представлении Георгия Ивановича Хетагурова ко второй золотой медали писали:

«За непосредственное руководство боевыми операциями, за роявление личной храбрости и геройство в бою гвардии генерал-майор артиллерии тов. Хетагуров достоин награждения второй медалью «Золотая Звезда». Но герой так и не получил эту награду.

И здесь нельзя не упомянуть ещё об одной детали характера генерал Хетагурова. Как истинный горец-осетин, он высоко ценил понятия чести и достоинства, никогда не прощал их ущемления. И в этой связи характерны его личные взаимоотношения с Г.К Жуковым, человеком черезмерно жёстким и зачастую грубым в общении. Известно, что Жуков подчас доходил до физического оскорбления подчинённых. Вот отрывок из воспоминаний сослуживца Хетагурова:



“… послушаем мнение генерала с четырьмя звездами. Герой Советского Союза генерал армии Георгий Хетагуров о Жукове: "Непомерно груб, до оскорбления человеческих чувств." (газета "Красная звезда" от 30 ноября 1996)

В 1944 году Хетагуров был начальником штаба 1-й гвардейской армии. Жуков не посмел его бить, но матом крыл изрядно. А Хетагуров ответил. Был бы Хетагуров поменьше рангом, Жуков пристрелил бы его на месте. Но Хетагуров - начальник штаба лучшей армии. Понятное дело, с этой должности Хетагуров слетел, и был назначен… командиром дивизии. Хетагуров практически всю войну прошел в должности начальника штаба армии, причем - на самых главных направлениях, в 1941 году - под Москвой, в 1942-43 - под Сталинградом. И вот под закат войны генерала с таким опытом, минуя должности командира корпуса и начальника штаба корпуса, Жуков бросает на должность командира дивизии. А тех генералов, которые оскорбления терпели, Жуков возвышал. “



И всё таки, полководческий талант генерала армии Георгия Ивановича Хетагурова высоко оценен правительством.

Имя прославленного военачальника, бога артиллерии многократно звучало в приказах главнокомандующего и командующих фронтами.

Он был награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Суворова, орденом Кутузова, орденом Красной Звезды и двумя орденами Польской Народной Республики.

Его героические подвиги в годы Великой Отечественной войны и безупречная служба в рядах Советской Армии нашли свое отражение в трудах многих видных советских военачальников.Его талант педагога и воспитателя взрастил сотни и тысячи боевых офицеров, передающих из поколения в поколение глубину и свет его мыслей.



Умер Георгий Иванович Хетагуров 3 сентября 1975 года и похоронен в г. Москве на Ново-Девичьем кладбище.

Уместно упомянуть и о супруге генерала, Валентине Хетагуровой.

- Стройный, красивый был джигит, - мастерски танцевал лезгинку. А как он умел гарцевать на коне!.- .Вспоминала позже Валентина.

Она была зачинательницей известного по всей стране движения - “Девушки –на Дальний Восток”. По призыву В.С. Хетагуровой более 100 тысяч девушек отважились осваивать “медвежьи углы” Дальнего Востока. И все они стали называть себя «хетагуровками»



По материалам книги Г.Т.Дзагуровой. “ СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА”

Владикавказ, “Проект-Пресс”, 2003. и ресурсам интернета

http://www.ossetians.com/rus/news.php?newsid=233

Авторская орфография сохранена

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 740
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.13 20:26. Заголовок: http://fedoroff.net/..

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 750
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.06.13 23:00. Заголовок: Книга Памяти и Славы..


Книга Памяти и Славы
ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ
62 СТРЕЛКОВЫЙ КОРПУС
174 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ
БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ УПРАВЛЕНИЯ 62 СК И КОРПУСНЫХ ЧАСТЕЙ

с 25 июня по 15 августа 1941 г.

(ЦАМО ф.62ск оп.1 д.4 л.л.154-169)


РАЙОН ДЕЙСТВИЙ – ПОЛОЦК, ВИТЕБСК, В-ЛУКИ, НЕВЕЛЬ, ГОРОДОК

12 июня 1941 года Командованием Корпуса был получен приказ от Военного Совета УРАЛВО о передислокации частей корпуса в район ИДРИЦА.
В ночь с 12 на 13 июня был собран начальствующий состав Управления 62 ск, где были даны указания о подготовке и отправке частей.
До 20 июня большая часть комначсостава Управления корпуса работала в частях, проверяя готовность и отправку частей.
Части корпуса находились в лагерях.
Подготовка их к выезду велась в двух пунктах – на зимних квартирах с имуществом и в лагерях с имуществом и личным составом.
Отправку частей производили по штатам мирного времени с призванным на переподготовку приписным составом.
По плану перевозок Управление 62 ск с корпусными частями – корпусной госпиталь, военная прокуратура и трибунал, и взвод связи от корпусного батальона связи 20.6.41 по штату мирного времени (без приписного состава) было отправлено в район ИДРИЦА. Вместе с эшелоном убыли командир 62 ск – генерал-майор КАРМАНОВ Иван Петрович, начальник штаба корпуса – полковник ПИЛИПЕНКО Антон Петрович. Военный комиссар корпуса – бригадный комиссар КУРГАНОВ Федор Петрович был в дороге, возвращаясь с отпуска. Прибыл 26 июня с.г. и 28 июня убыл вместе с эшелоном Управления 62 ск (приписным составом) на фронт.
Кадр начальствующего состава, состоящий при Управлении корпуса, на укомплектование прибыл в большинстве своем из других округов – при формировании Управления корпуса в октябре 1939 года.

К 20 июня с.г. Управление имело в некомплекте 5 чел. и 5 человек кадра начальствующего состава находились в отпуске, из которых только два человека прибыли в Управление корпуса. Из числа не прибывших 3-х человек – нач. разведотдела – капитан ТАРАСОВ, и бывший нач. строевого отдела МАРАКИН при следовании в эшелоне подверглись бомбежке, в результате капитан ТАРАСОВ был ранен, т. МАРАКИН контужен. Председатель Военного Трибунала – военюрист 1 ранга ЯКОВЛЕВ, следовавший с этим же эшелоном на станции НОВО-СОКОЛЬНИКИ при бомбежке был убит.

Автотранспортом, конским составом Управление корпуса было укомплектовано по штатам мирного времени полностью.
Материальное обеспечение, кроме текущего табельного имущества, было взято все имущество НЗ, за исключением теплого белья.
236 отдельный батальон связи – командир батальона капитан ЛУКАШЕНКО, Военком батальона – батальонный комиссар РУСИНОВ, начальник штаба батальона – старший лейтенант АПСИТ.

Батальон по штатам мирного времени с приписным составом, призванным на подготовку в количестве 345 человек, в новый пункт дислокации убыл за Управлением 62 ск вторым-третьим эшелоном в составе: комначсостава – 35 чел., младшего начальствующего состава – 86 чел., рядового состава – 506 чел., всего 627 человек. Лошадей верховых – 6, обозных – 22. Автомашин грузовых – 4, специальных – 6. Винтовок – 262, ручных пулеметов – 1, радиостанций – 3 20.21.6.
267 отдельный саперный батальон – командир батальона – майор ЛЕВИН, военком батальона – ст. политрук ЛАТУХИН и старший адъютант батальона – ст. лейтенант МУРАШКИН.
Батальон, согласно директиве Военного Совета УРАЛВО доукомплектовавшись приписным составом до штата военного времени, “__” ______ 1941 года убыл в состав Прибалтийского Особого Военного Округа на Литовско-Германскую границу (местечко Гиружай). Основной задачей батальону ставилось – возведение бетонированных укреплений.
С 18 апреля 1941 года батальон в производственно-техническом отношении был подчинен Начальнику 77 Военно-Строительного участка.
22 июня 1941 г. весь личный состав батальона, не зная намерений фашистской Германии, старательно укладывал бетон, создавая огневые точки.
В 4.00 22 июня неожиданно для всех над головами строителей укрепленного района стали рваться снаряды, авиабомбы и был открыт ружейно-пулеметный огонь, стрельба продолжалась до 10 час. утра. После артиллерийской и оружейно-пулеметной стрельбы фашисты произвели налет пикирующими бомбардировщиками в сопровождении истребителей. После налета авиации на Советскую землю двигались танки, а вслед за ними пошла мотомеханическая пехота. Движение противника на границе было задержано на несколько часов, минированные

лесные завалы, предусмотрительно сделанные саперами вдоль границы по пышковскому лесу. Лесные завалы по опушке и на дорогах были сделаны в учебном порядке – на 8 км. Устройством завалов занималась саперная рота отличников боевой и политической подготовки – младшего лейтенанта ЛИТОВЧЕНКО, политрук БОХОЛДИН и команда младших командиров в составе 27 чел., готовившихся к сдаче экзамена на средних командиров, под командой младшего политрука ЦИФАНСКОГО.

Это было единственное противотанковое препятствие, на котором в течение 7 часов были задержаны фашистские танки и пехота. Саперы-строители были первой жертвой кровавых фашистов. Когда посыпались снаряды и бомбы на головы красноармейцев и командиров во главе с командиром батальона – майором ЛЕВИНЫМ, заняла район обороны, а остальная невооруженная часть была отведена в м. ГОРДЖАЙ. По приказанию командира батальона невооруженной части красноармейцев было приказано отходить, вывозя одновременно имущество батальона. По пути отхода саперы производили оборонительные работы по сооружению противотанковых рвов. Около 200 бойцов и командиров во главе с майором ЛЕВИНЫМ грудью отстаивали свою священную границу, но превосходящими силами врага оборона небольшой группы была сломлена. Майор ЛЕВИН стал выводить свою часть из под огня противника, чтобы сохранить живую силу и материальную часть. Что нельзя было вывезти – было сожжено на месте. Батальон медленно отходил вглубь Литовской ССР, он был разбит на подразделения, которые присоединились к другим частям.

Со слов участника, техника-интенданта 2 ранга 267 ОСБ ШЕВЧЕНКО в этом первом бою с фашистами были убиты - лейтенант ЛЕНЕВ и политрук ЛЕВЦОВ – они пали смертью храбрых, беззаветно преданные Социалистической родине и своему народу, они боролись до последней капли крови. Без вести пропали – командир батальона ЛЕВИН и начальник штаба старший лейтенант МУРАШКИН. Невооруженная часть красноармейцев под командой техника-интенданта 2 ранга ШЕВЧЕНКО, отходя с Литовской ССР в районе НЕВЕЛЬ, присоединилась к своей школе младших командиров.
Школа младших командиров 267 ОСБ под командой капитана БОНДАРЕВА и группа красноармейцев, прибывшая с Литовской ССР, составили костяк батальона, который в дальнейшем доукомплектовывался приписным составом до штата военного времени.
62 корпусной госпиталь – начальник госпиталя военврач 2 ранга БОРИСОВ Яков Никифорович, комиссар – батальонный комиссар КОПЫТИН по штатам мирного времени в эшелоне при Управлении 62 ск убыл к новому месту расквартирования.
Корпусной госпиталь личным составом был укомплектован полностью.
Кадр на укомплектование госпиталя прибыл при формировании в сентябре 1939 года. Госпиталь в 1939 году был сформирован на базе


Челябинского гарнизонного госпиталя. По материальному обеспечению госпиталь был обеспечен полностью по штатам и табелям мирного времени, кроме этого при убытии было взято все имущество НЗ – на 4 корпусных госпиталя, за исключением теплого белья, стационарного оборудования (рентген, электроавтоклав и т.д.).
Корпусной ветеринарный лазарет – начальник ветеринарного лазарета военветврач 3-го ранга КОЗЛОВ, сформирован по штатам мирного времени в начале 1941 года.
Кадром начальствующего и рядового состава был укомплектован полностью. 20.6.41 г. вечером вместе со школой 267 ОСБ и батальоном связи убыл к месту нового расквартирования.
Убывая к месту нового расквартирования от Управления 62 ск и корпусных частей, на основании распоряжения Военного Совета УРАЛВО были оставлены мобилизационные ячейки для отмобилизования частей на случай войны, кроме этого для связи были оставлены по 2 человека от каждой части из числа младшего начсостава – младшие сержанты.
В пути следования начальствующий состав Управления 62 ск на станции ЗУЕВКА северной железной дороги узнал, что Германия внезапно напала на наши пограничные части и ведет с ними бой.
22.6.41 в 19.50 по месту расквартирования частей на имя командиров последних мобячейками была получена Правительственная телеграмма о мобилизации, считая первый день 23.6.41.
Отмобилизование частей проходило в полном соответствии с планами.
На укомплектование Управления 62 ск и корпусных частей на второй день мобилизации явился весь начальствующий состав, на третий день мобилизации рядовой состав, конский состав и транспорт.
Управление 62 ск в пункт сосредоточения – станция ИДРИЦА прибыло к исходу 25.6.41 г.
Корпусные части – 236 ОБС прибыл утром 26 июня на станцию ИДРИЦА. После разгрузки сосредоточился в лесу, подготавливая личный состав и материальную часть для организации связи на КП.


Корпусной госпиталь на станцию ИДРИЦА прибыл к исходу 25.6.41 – вместе с Управлением 62 ск, выгрузился и приступил к развертыванию одного госпиталя по штатам военного времени.
Привезенное мед. имущество текущего довольствия частично было передано по акту в авиабазу – как излишествующее. По штатам военного времени госпиталь был развернут и укомплектован к 28.6.41.
При расположении госпиталя на станции ИДРИЦА вследствие большого потока раненых, проходившего через ИДРИЦА от частей фронта, распоряжением нач. службы корпуса госпиталь, несмотря на то, что не был еще полностью развернут, приступил к приему раненых.
Корпусной госпиталь на станции ИДРИЦА работал до 1.7.41, в среднем за 3 дня работы им пропущено около 1000 раненых.
Корпусной ветеринарный лазарет в пункт сосредоточения на станцию НЕВЕЛЬ прибыл 27.6.41, где ошибочно был разгружен. После разгрузки ветлазарет в течение трех раз разгружался и погружался на станции НЕВЕЛЬ, и только после уточнения его места стоянки к 1.7.41 прибыл на станцию ИДРИЦА, откуда в дальнейшем вместе со вторым эшелоном батальона связи был направлен в ГОРОДОК.
Школа 267 отдельного саперного батальона на станцию ИДРИЦА прибыла “__”____ 1941 г.
26.6.41 КП 62 ск разъезд западнее ИДРИЦА. Получено показание командарма о переброске 174 сд по ж.д. и на автомашинах на северный берег р.Зап.ДВИНА, на участок – УЛЛА, БЕШЕНКОВИЧИ, с расчетом прибытия к исходу 27.6.41.
К исходу 27.6.41 был занят СЕБЕЖСКИЙ УР частями 186 сд с использованием остатков частей мехкорпуса.
26.6.41 неизвестным составом войск противник занял ДВИНСК. Установлено наличие танков. На командира 186 сд возложено подчинение всех частей СЕБЕЖСКОГО района и приведение района в полную боевую готовность. Разведка частями 186 сд велась в направлении ДВИНСК.


26.6.41 приказом командира 62 ск начальником гарнизона ИДРИЦА назначен командир воинской части № 2997 – полковник СВЕТЛЯКОВ, комендантом города лейтенант МЕДЯНЦОВ.
27.6.41 КП 62 ск разъезд западнее станции ИДРИЦА. В районе ЗАЛУЧЬЕ противник высадил десант неустановленной численности. По устному приказу командира 62 ск 186 сд-238 сп занимал СЕБЕЖСКИЙ УР, стрелковый батальон ХАУСТОВИЧА (Хаустович Петр Селиверстович - командир 290 сп) оборонял ПТР – ГЛУБОЧИЦА, ДАЛЬНИЦА, перехватив шоссе. 2 стрелковых батальона - резерв в районе КУЗНЕЦОВКА. Часть ВОЛКОВА была переброшена в район КОЛОЦК (?) для обороны на участке: УЛЛА, БЕШЕНКОВИЧИ. Для переброски части ВОЛКОВА было выделено 100 автомашин и 2 эшелона в составе 25 вагонов и 25 платформ каждый.
27.6.41 стало известно, что приписной состав для Управления 62 ск не прибудет. Штаб приступил к укомплектованию Управления корпуса за счет частей, находящихся в районе корпуса.
К 28.6.41 Управление 62 ск младшим начальствующим, рядовым составом и автотранспортом было укомплектовано по штатам военного времени.


Имущество НЗ, привезенное в эшелоне вместе с Управлением корпуса на станцию ИДРИЦА, 27.6.41 подверглось бомбежке, в результате имелись незначительные потери. Во время бомбежки убит красноармеец комендантского взвода.
28.6.41 КП штаба роща с-з. ОРЕХОВИЧИ. Приказом частям 62 ск отмечено, что служба патрулирования проводится крайне неудовлетворительно, бойцы, которые несут службу, запуганы и поддаются панике, в результате в ИДРЕЦКОМ гарнизоне имеется ряд случаев ранений и убийств. 28.6.41 начальник связи 62 ск – подполковник БАТЕНЕВ, следуя в мехкорпус для установления связи, был задержан, вместе с шофером был связан и в течение ночи не мог выполнять поставленной задачи. Все это является результатом плохой службы патрулирования. Командиру 186 сд приказано установить связь с соседом слева – 51 ск в районе ОСВЕЯ.
Распоряжением командира 62 ск частям корпуса дано указание о поведении и мероприятиях при появлении самолетов противника.
28.6.41 в 23 часа из ЧЕЛЯБИНСК был отправлен на фронт первый эшелон с приписным составом для управления корпуса и корпусных частей. Вместе с эшелоном следован комиссар корпуса – бригадный комиссар КУРГАНОВ Федор Петрович. Приписной состав, следуемый в эшелоне, был не обмундирован и без положенного личного оружия, так как все имущество НЗ было увезено в эшелоне Управления корпуса 20.6.41.
29.6.41 КП штаба лес севернее ОСТРОВНО. Получен боевой приказ армии. Армия имеет задачу не допустить выдвижения противника на северный берег р.Зап.ДВИНА. 62 ск в составе 186, 153 сд оборонял полосу УЛЛА, БЕШЕНКОВИЧИ, ГНЕЗДЕЛОВИЧИ, ПЛАТФОРМА СОСНОВКА, станция КРЫНКИ, имея отсечные позиции ТЕПЛЮКИ, УСТЬЕ, по вост. берегу р.САРЬЯНКА. Противник, тесня наши части прикрытия, распространялся на рубеж Зап.ДВИНА.
238 сп при следовании в район сосредоточения, на привале подвергся налету авиации противника, убито – 5, ранено – 12 чел.

В 10.00 29.6.41 из ЧЕЛЯБИНСК отправлен второй эшелон с приписным составом 4-х корпусных госпиталей и 4-х корпусных ветлазаретов (на укомплектование госпиталей было 186 женщин – врачи, сестры). Весь приписной состав был не обмундирован и без личного оружия. Эшелон по ж.д. следовал 10 суток.

В пути следования эшелон от станции ДНО до В-ЛУКИ включительно неоднократно подвергался обстрелу авиации противника. Весь приписной состав госпиталей и ветлазаретов распоряжением Штарма был оставлен в В-ЛУКАХ для формирования.
30.6.41 КП штаба западнее ОСТРОВНО. Противник продолжал наступление со стороны ДВИНСК в общем направлении – РЕЖИЦА, применяя танки, авиацию, одновременно пытаясь производить форсирование р.Зап.ДВИНА. Правее 62 ск действовал 21 МК, слева 112 сд.
62 ск перешел к упорной обороне с передним краем по СЕБЕЖСКОМУ УР и далее на юг ОРЕХОВНО, ЧЕРНАЯ ГОРА, оз.БЕЛОЕ, ДАЛЬНИЦА.
Боевое охранение на линии р.ЗИЛУППЕ, СКРОБОВО, усиленная – БОНДАРИ, ЗАОЗЕРЬЕ.
186 сд с 545 кап обороняла СЕБЕЖСКИЙ УР.

170 сд во втором эшелоне на 186 сд – КАСТИТУХА, БАРСУКИ, МАЛИНОВКА, КУЗНЕЦОВКА с подготовкой контратаки в направлении – СКРЫНКИ, станция СЕБЕЖ. Части продолжали сосредоточение, подвоз боеприпасов и продфуража. Отдельные эшелоны 170 сд, разгружаясь на станции КУЗНЕЦОВКА, подверглись бомбежке авиации противника.
276 отдельный саперный батальон 28-29.6.41 оборудовал КП штаба корпуса. 30.06.41 подготовил к взрыву и уничтожил три деревянных балочных моста через реку на шоссейной дороге – ИДРИЦА, СЕБЕЖ. В районе СЕБЕЖ сделал большой лесной завал на дороге. В свободное время от работы занимался боевой учебой.
236 отдельный батальон связи на КП штаба обеспечивал бесперебойную связь с частями. 28.6.41 бойцы, не успевшие принять военную присягу, принимают ее на верность РОДИНЕ, ПАРТИИ и СОВЕТСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ.
29.6.41 батальон пополняется артимуществом, боеприпасами и автотранспортом. 30 июня с.г. командование батальоном принял старший лейтенант АПСИТ. Капитан ЛУКАШЕНКО переведен в штаб корпуса.
1.7.41 КП штаба станция ЛОСВИДА. Части корпуса, продолжая сосредоточение, занимали оборону.

Войска ЛЕПЕЛЬСКОГО гарнизона перешли в подчинение 62 ск с задачей: производства заграждений и взрыва мостов. В течение дня авиация противника подвергла бомбежке станцию ИДРИЦА. Во время бомбежки воинская часть № 4187 – убито 3, ранено 15 чел., воинская часть № 4195 – разбито 3 автомашины, сгорело переправочное имущество. Противник своими танковыми и мотоциклетными частями занял ЗЕМБИН и взорвал мост через р.БЕРЕЗИНУ – восточнее ЗЕМБИНА 6 км.
Корпусной госпиталь с 1.7.41 развернулся в м.ГОРОДОК. В течение двух суток пропущено около 200 раненых. До переезда в м.ГОРОДОК на станции ИДРИЦА корпусным госпиталем была оставлена ячейка во главе с военврачом 2 ранга ВОРОНОВЫМ с задачей развертывания 2-го госпиталя и временного обслуживания раненых, продолжавших поступать с фронта.
Корпусной ветеринарный лазарет к 1.7.41 прибыл станция ИДРИЦА, откуда в дальнейшем 3.7.41 вместе со вторым эшелоном батальона связи был направлен в м.ГОРОДОК – к месту расположения штаба и корпусных частей.
К исходу дня 1.7.41 236 ОСБ с первым эшелоном прибыл на станцию ЛОСВИДА. 62 ск заканчивал перегруппировку частей согласно боевому приказу № 1/ОП. Штаб 62 ск на рекогносцировке нового района обороны.
Командиру 186 сд поступил в распоряжение 91 запасной СП для обороны по сев.берегу р.Зап.ДВИНА на фронте НАДЕЖИНО, БЕШЕНКОВИЧИ.
2.7.41 в ГОРОДОК прибыл формирующий госпиталь ВОРОНОВА. Обслуживание раненых в ИДРИЦА было возложено на 2 медсанбат мехкорпуса.
3.7.41 КП штаба станция ЛОСВИДА. Части 62 ск продолжали занимать оборону и вели оборонительные работы. 153 сд – ГНЕЗДОВИЧИ, ЛИПНО, АЛЕКСАНДРОВО, ЧЕРЕПКИ.
186 сд сосредотачивалась на рубеже УЛЛА, БЕШЕНКОВИЧИ.
91 запасной СП из района СТАРОЕ СЕЛО ночным маршем к утру 4.7. прибыл МИШКОВИЧИ, ГОРОДОК, ГЛИНКА.
4.7.41 КП штаба станция ЛОСВИДА. Противник подвижными частями прорвался на рубеже ГЛУБОКОЕ, ДОКШИЦЫ, ЗЕМБИН, БОРИСОВ и теснил наши части к р.Зап.ДВИНА.
Справа на рубеже КРАСЛАВА, ПОЛОЦК – 51 ск.
Слева 69 ск.
62 ск в составе: 186, 153 сд, 293 пап, 20 и 91 запасного сп оборонял полосу УЛЛА, БЕШЕНКОВИЧИ, ГНЕЗДОВИЧИ, СОСНОВКА, станция КРИНКИ, не допуская противника на сев.берег р.Зап.ДВИНА. Попытки противника бомбить станцию СЕБЕЖ, КУЗНЕЦОВКА (место погрузки 186 сд) была отбита нашей истребительной авиацией. Сбит один бомбардировщик противника.

В 6.00 4.7.41 наши войска оставили ЛЕПЕЛЬ, и в ночь с 4.7 противник занял БОРИСОВ. В 14.00 противник бомбил станцию ЛОСВИДА, где был тяжело ранен комендант штаба – лейтенант КУЗМИН Николай Иванович.
4.7.41 корпусными частями получен текст выступления по радио ТОВАРИЩА СТАЛИНА. Слова ВЕЛИКОГО ВОЖДЯ, призывающего к скорейшему уничтожению фашистских извергов, вселили в сердца бойцов и командиров ТВЕРДУЮ ВЕРУ В СВОИ СИЛЫ и быстрейшую победу над врагом. Каждый твердо остался уверен, что в этой великой ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ ПОБЕДА БУДЕТ ЗА Н А М И.
5.7.41 КП штаба станция ЛОСВИДА. Части 62 ск с боями, подвергаясь нападению авиации противника, отошли на главную полосу обороны. Противник при поддержке авиации передовыми мотомехчастями вышел на рубеж: оз.СОЖНО, южный берег р.Зап.ДВИНА.
186 сд с 2.30 до 4.30 подверглась артиллерийскому обстрелу и воздействию авиации противника. Западнее ГОРОДОК противник высадил десант численностью до 300 человек и производил усиленную авиаподготовку на участке 186 сд.
4.7.41 госпиталь ВОРОНОВА из ГОРОДОК для окончательного доформирования убыл в В-ЛУКИ, где из прибывшего приписного состава 4-х корпусных госпиталей было развернуто 3 госпиталя. Имущество для госпиталей было завезено ИДРИЦА.
236 отдельный батальон связи 5 июля вместе с Управлением 62 ск переехал на новый КП и сосредоточился ю-з м.ГОРОДОК. Второй эшелон 236 ОБС, отправленный 4 июля со станции ИДРИЦА, в пути следования подвергался неоднократной бомбежке. Были убиты 1 мл.командир и 2 красноармейца, из конского состава погибло 4 лошади и 3 тяжело ранило. Поезд со вторым эшелоном батальона связи из ИДРИЦА в м.ГОРОДОК прибыл 7 июля с.г.
267 ОСБ в течение дня 5 июля на дорогах в районе ГОРОДОК сделал 4 лесных завала.

Школой батальона произведена инженерная разведка в районе станции ЛОВША.
6.7.41 КП штаба 6 км ю-в. ГОРОДОК. По данным армии танки противника прорвались в районе УЛЛА и заняли район СИРОТИНО. Части корпуса, отбив активные действия противника, продолжали оборонительные работы. В районе 186 сд подбит самолет-разведчик противника.

7.7.41 КП штаба роща 6 км ю-в. ГОРОДОК. Части корпуса произвели перегруппировку и, занимая оборону с передним краем по сев.берегу р.Зап.ДВИНА, прочно удерживают оборонительный рубеж.
186 сд к 6.00 8.7 переброшена в район БОРОВУХА.
174 сд в 12.00 на правом фланге была атакована танками противника до 30 штук, одновременно был открыт минометный огонь и налет авиации. После длительной авиабомбежки противник форсировал р.Зап.ДВИНА.
8.7.41 в 15.00 противник начал сильную авиаподготовку, в воздухе было до 70 самолетов. Бомбежке была подвергнута полоса от УЛЛА до БЕШЕНКОВИЧИ и в глубину до резервов.
8.7.41 к исходу дня в ГОРОДОК прибыл эшелон с приписным составом для Управления 62 ск. Первый эшелон штаба из ТРУДЫ выехал на новый КП. За отсутствием транспорта приписной состав не полностью был перевезен на новый КП, следовал пешим порядком вместе с батальоном связи.
Во время боевых действий 186 сд в районе СИРОТИНО от штаба корпуса при штадиве 186 находился нач.развед.отдела – майор КАЛИНИН Павел Петрович, который очевидно погиб, так как в частях и в штабе корпуса он более не появлялся.
8.7.41 в районе СИРОТИНО на КП 186 ранен в обе ноги нач. ПП – полковой комиссар СМИРНОВ. Остался в строю.
Корпусной ветеринарный лазарет, убывая из ИДРИЦА по ж.д. в направлении ГОРОДОК, в пути следования неоднократно подвергался бомбежке и обстрелу из пулеметов. Потерь в личном и конском составе не было. Часть спец.имущества обстрелом приведена в негодность.

http://www.oldmikk.ru/Page3_memory_62_sk.html



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.07.13 16:58. Заголовок: В латвийской газете ..


В латвийской газете прочел

 цитата:
30 июня 1941 года Командующий Северо-Западным фронтом Ф. И. Кузнецов отдал приказ войскам, оборонявшим рубеж реки Западная Двина, отойти в Псковский, Островский и Себежский укрепрайоны, за что был снят с должности. Когда войска уже находились в движении, вновь назначенный командующий фронтом П. П. Собенников отменил ранее отданные распоряжения.



http://www.mixnews.lv/ru/exclusive/news/2013-06-30/127365

Кто-нибудь может пояснить, так ли это было?
Спасибо!

Спасибо: 0 
Цитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 765
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.07.13 20:49. Заголовок: Взгляд с другой стор..


Взгляд с другой стороны: Оккупация Пскова, первые дни (20 фото) http://informpskov.ru/news/119062.html



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 769
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.13 10:12. Заголовок: Мемуары Киллиан, Хан..




Мемуары
Киллиан, Ханс Killian, Hans

В тени побед.


Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941-1943

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Киллиан Х. В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941-1943. — М.: Центрполиграф, 2005.
Оригинал: Killian H. The Shadow Line — Life,death and a Surgeon. — London: Barrie & Rockcliffe, 1958.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/german/killian_h01/index.html
Источник: Флибуста (flibusta.net)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
Киллиан Х. В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941-1943 / Перевод Светланы Бабак. — М.: Центрполиграф, 2005. — 336 с. (За линией фронта. Мемуары). Тираж 7000 экз. ISBN 5-9524-1764-7. ≡ Killian H. The Shadow Line — Life,death and a Surgeon. — London: Barrie & Rockcliffe, 1958. ≡ Killian H. Hinter uns steht nur der Herrgott. — München: Kindler Verlag, 1957.

Аннотация издательства: Профессор, доктор медицинских наук Ханс Киллиан участвовал в двух мировых войнах. В качестве хирурга-консультанта он курировал работу военных и полевых госпиталей на всем Каунасском направлении и был свидетелем кровопролитных боев в районе озера Ильмень и Старой Руссы, столкнувшись со страшными последствиями суровых морозов зимы 1941/42 года. Расчет на то, что победа на Восточном фронте не потребует усилий, провалился, и солдаты заплатили страшную цену за просчет высшего командования.


Еще одно несчастье

По радио ежедневно звучат фанфары. Специальные сообщения о великих победах. Сводки новостей вермахта полны оптимистических прогнозов. Но потери возрастают, госпитали танковой дивизии, сражающейся на линии фронта прямо перед нами, переполнены. Подразделения медицинской службы, о которых вермахт никогда не сообщает, находятся в критическом положении. Госпитали Даугавпилса не справляются с работой. Самолеты не успевают перевозить раненых. Теперь остается надеяться только на то, что скоро для санитарных машин откроется дорога на Каунас.

В середине месяца, 15 июля 1941 года, в нашу армию с визитом прибывает генерал-фельдмаршал фон Браухич. Мы надеемся, что он посетит какой-нибудь госпиталь. Ничего подобного. Он лишь проводит совещание в штабе армии! Видимо, находясь под впечатлением от разрушительного сражения на приграничной российской территории, битвы под Белостоком, Минском и сражения в районе Смоленск — Витебск — Полоцк — Невель — Могилев, он спешит объявить собравшимся офицерам, что поход на Россию уже почти выигран.

Когда до нас, советников, доходит эта стремительно распространяющаяся фраза генерала-фельдмаршала, от ужаса мы теряем дар речи.

Смена позиций

Нас перебрасывают на передовую, к населенным пунктам Розица, Освея, Себеж, где расположились полевые госпитали, которые, не отставая, следовали за нашими наступающими дивизиями и оказались в трудном положении.

Трогаемся в путь ранним утром. На полностью изъезженных дорогах, по которым проходят дивизии, наш автомобиль трясет и качает во все стороны, когда мы проезжаем по глубоким, с полметра, канавам или буксуем в песчаных рытвинах. К счастью, земля сухая, и колесам есть за что уцепиться. На подъемах Густель старается удерживать машину, чтобы оси не соскальзывали вниз — иначе застрянем. В час делаем десять, самое большее пятнадцать километров. Чтобы добраться до Розицы, нам потребовалось пять часов.

Проезжаем через редкие, убогие деревеньки. Они напоминают картины старинных немецких мастеров — Альбрехта Дюрера, Ганса Бальдунга Грина, Мартина Шонгауэра, Ганса Альдорфера. Нечто подобное можно было увидеть у нас в XIII–XIV веках.

Чем ближе к границе между Латвией и Советским Союзом, тем хуже и опаснее путь, поскольку территория заминирована. Посреди дороги солдаты воткнули в землю палки с предостерегающими табличками и пометили безопасный маршрут объезда. Я выхожу из машины и иду вперед, показывая Густелю отмеченные участки. Страхованием жизни, правда, это не назовешь.

Затем начинается граница. Здесь дорога заканчивается. Мы находимся на нейтральной полосе. Страшно. Части, идущие впереди, проложили через болото и беспорядочно разбросанные кусты своеобразный бревенчатый путь. Машина скачет по настилу через дикие заросли, под которыми теряются линии колючей проволоки. Примерно через пятьсот метров внезапно на горизонте всплывает ряд покинутых русских сторожевых вышек. Мы на территории Советского Союза. Вокруг ни души. Необычная тишина и заброшенность. Бревенчатый настил заканчивается. Дальше, по широкой и твердой дороге, мы едем уже быстрее. Иваны хорошо позаботились о дорожном сообщении с пограничными пунктами.

Путь пролегает по холмистой местности, нигде ни единого оврага или перелеска — вплоть до расположенной в самой низине деревни Розица. Указательные таблички ведут к большому деревянному дому, окруженному низкими хижинами. У входа развивается белый флаг с красным крестом. Полевой госпиталь.

— Останови машину, Густель, первым делом зайдем сюда, — говорю я и отправляюсь к дому.

Радостная встреча. Начальник госпиталя, майор медицинской службы Михаэль, коренастый светловолосый вестфалец, рассказывает, как он следовал прямо за боевыми частями и попал в сутолоку. Раненым повезло, поскольку им оказали помощь еще на передовой.

Основная работа уже выполнена. Осталось еще семьдесят тяжелораненых, среди которых — тридцать с легочными ранениями. Мы всех осматриваем. С одним раненным в живот солдатом, которому хирург уже удалил селезенку и зашил несколько дырок в толстой кишке, завязывается серьезный разговор. Частенько мы обсуждаем этот вопрос: что нужно делать при ранениях живота?

Еще накануне похода на Францию среди хирургов не существовало единого мнения, нужно оперировать или нет. В конечном счете все эти споры сводились к сообщениям времен Русско-японской войны. Дело в том, что тогда, во время сражений за Мукден и Порт-Артур, хирурги наблюдали, что раненные в живот после операции умирали, а те, которых считали безнадежными и просто оставляли лежать, выживали. Частично такие удивительные случаи повторялись и во время Первой мировой войны. Затем картина изменилась. Теперь мы требовали проведения срочной операции еще в дивизионном медпункте на передовой.

Пациенты с легочными ранениями чувствуют себя хорошо, раненые с переломами — плохо, у многих раны гноятся. Мы пробираемся от кровати к кровати. И внезапно останавливаемся перед мертвенно-бледным солдатом.

— Что с ним? — спрашиваю я. — Большая кровопотеря?

— Да, господин профессор. Пробита подколенная артерия.

— Как давно он был ранен?

— Пять дней назад.

— А когда раненого доставили к вам?

— Всего лишь несколько часов назад.

Я прошу его снять повязку. Нога в скверном состоянии. Голень и стопа посинели, почти почернели. Конечность отмерла, погибла. Почему на передовой ничего не предприняли, почему сразу же не вывели сосуд наружу и не попытались зашить отверстие в артерии?

— Жаль! Слишком поздно, — констатирую я, бросаю мимолетный взгляд на коллегу и произношу одно-единственное роковое слово: «Ампутировать».

Он кивает. Он все понял и точно знает, о чем я думаю. Мы идем дальше.

Две русские

Осмотр окончен.

— Что еще? — спрашиваю я Михаэля.

— Нечто необычное: дело в том, что здесь у нас две русские пленные, так называемые фельдшеры. Обе ранены, одна незначительно, другая — тяжело.

— Да что вы, неужели русские посылают женщин на передовую?

— Конечно. По крайней мере, в полевые лазареты. Видимо, у них не хватает врачей.

Женщины-врачи в полевых лазаретах? Такого я еще не видел. Наши сестры работают только в больших военных госпиталях и в госпиталях, расположенных в глубоком тылу, а женщины-врачи — исключительно в тылу.

— Могу ли я осмотреть их?

Главврач указывает на закрытую дверь небольшой комнаты, куда поместили двух женщин. Он просит открыть. Втроем в сопровождении санитара мы заходим внутрь.

Тотчас же одна из русских вскакивает со стула. На ней военная форма — брюки галифе, на ногах сапоги, ее с трудом можно отличить от мужчины: худощавая, подтянутая, ни малейшего намека на женственность ни в бледных чертах славянского лица, ни в манерах; волосы коротко подстрижены. Она бросает в нашу сторону презрительный, упрямый взгляд. Перевязанная правая рука висит на груди. Как мне передают, никаких серьезных повреждений нет. По ее личному знаку, вшитому в униформу, можно понять, что по званию она старший лейтенант медсанбата.

Другая женщина лежит на кровати. В одежде. Она тоже смотрит на нас, на лице застыл немой страх, она дрожит, как перед смертью. До самых глаз она натягивает простыню, как будто наш вид внушает ей ужас. В ее больших темных глазах отражается неуверенность в том, что с ней будет дальше. Вероятно, это юное создание думает, что мы ее по меньшей мере изнасилуем или вообще расстреляем.

Я смотрю на нее, перевожу взгляд на другую, сравнивая обеих. Одна хладнокровна, замкнута, враждебна и преисполнена ненависти, при этом абсолютно владеет собой. А другая — просто раненое существо, раненая женщина, которая страдает от боли и при этом пытается держать себя в руках. У нее глубокая, гнойная рана мягкой части правого бедра. На личном знаке написано имя «Татьяна Семенова».

— Татьяна!

После того как я медленно произношу благозвучное русское имя, она выпрямляется. Знаками я пытаюсь объяснить, что хочу осмотреть рану. Она понимает и в ужасе сопротивляется, больше от страха, чем от стыда. С улыбкой, абсолютно спокойно, я смотрю ей в глаза, затем осторожно беру простыню, медленно стягиваю ее, без малейшего насилия, и поворачиваю девушку на бок. Удивительно, но она позволяет это проделать и совсем не сопротивляется. Чувствуется, что она доверяет нам и, словно терпеливый ребенок, лежит не шелохнувшись. Очень осторожно мы снимаем промокшую повязку, в то время как другая женщина, ненавистница, враждебным взглядом наблюдает за нами. Мы говорим тяжелораненой какие-то добрые слова, чтобы хоть как-то облегчить муки, потому что она по-прежнему чувствует себя растерянно под взглядами присутствующих мужчин.

Открытая рана занимает большую площадь. Санитар приносит чистый перевязочный материал. Я сам делаю перевязку. Должно быть, Татьяне больно, но она держит себя в руках. Я кладу свою руку ей на лоб, чтобы проверить температуру: у нее сильный жар. Внезапно я чувствую, что все ее внутреннее напряжение куда-то уходит, она расслабляется; и вся воинская выправка, навязанная ей, быстро слетает с нее. Всего лишь на долю секунды она устремляет на меня удивленный взор своих темных глаз, а затем закрывает их и устало откидывается на подушку, будто полностью доверившись. Она снова вернулась к своей сути, к своей природе девушки, молодой женщины. Тихонько я присаживаюсь на край кровати, потрясенный таким преображением.

Тут происходит нечто невиданное и неслыханное: она раскрывает глаза, подается ко мне всем телом, хватает мою правую руку и касается ее губами. Волнующий жест человеческой благодарности, ничего более. Беспомощно я смотрю на нее, застыв от неожиданности. Я чувствую себя неловко и быстро отдергиваю руку.

В то же самое мгновение другая женщина, коммунистка, как фурия кидается на молодую, несмотря на ее рану, ее боль, кричит на нее, ругается, угрожает — точно с цепи сорвалась. Доктор Михаэль и другой коллега бьются с ней, хватают за руки и отбрасывают назад. Я тоже вскакиваю с места, загораживаю кровать и начинаю орать на бешеную мегеру в униформе. Если не слова, то, по крайней мере, мои угрожающие жесты ей наверняка понятны. А главного врача я прошу незамедлительно отправить эту свирепую даму в лагерь военнопленных. Там срочно требуются русские врачи.

Ее выводят, дверь закрывается. Я остаюсь наедине с другой, мертвенно-бледной, которая лежит здесь в муках, полная отчаяния. Ее взгляд необычайно растрогал меня. Затем она поворачивает голову, прячет лицо в подушки и начинает безудержно рыдать.

Татьяна знает, что потеряла честь, свое лицо и что потом ее потребуют к ответу, отправят в Сибирь или вообще расстреляют… в то время как другая останется жить. Я чувствую, что мне нечем дышать. Повеял ледяной восточный ветер. Подавленный, я выхожу и оставляю ее одну.

Себеж

Себеж расположен на берегу очаровательного озера среди покатых холмов. В результате тяжелых боев город сильно пострадал. Разрушенные, спаленные дома, сломанные телефонные вышки, с которых гроздьями свисают спутанные провода, загораживают улицы. В нескольких сохранившихся на полуострове домах расположены два наших лазарета. У дверей одного из них стоит профессор Виганд. Мы сердечно приветствуем друг друга.

— Этот лазарет осматривать уже не требуется?

— Да, я тут уже побывал. Поезжайте в другой, а мне нужно дальше на север, в Опочку.

— Тогда сегодня вы берите на себя левый фланг армии, а я — правый. Согласны?

Он кивает.

— Так лучше всего, — замечает он. — Идут тяжелые бои. К северу от Себежа образуется большой котел. Там должны окружить несколько русских дивизий. Вы хотите что-то сказать? — прибавляет он.

— Да.

— И что же?

— Я думаю, нам следует издать общие указания для предотвращения газовой гангрены. Я постоянно обнаруживаю, что при обработке ран допускаются принципиальные ошибки. Каналы ран вычищаются и выскабливаются не полностью. Потом, эта вечная проблема с жесткими гипсовыми повязками. Вечно одно и то же. Конечность отмирает, и все — ампутация.

— Сделаем, — резко отвечает он. — Еще что-то?

Теперь настало время сказать ему. Медленно, стойко выдержав его ожидающий взгляд, я произношу:

— Я заказал сульфаниламид через главного врача армии для тех дивизий, за которые я отвечаю. И я его получу.

Он глубоко вздыхает:

— Вы все-таки настояли на своем. Так я и думал.

Абсолютно спокойно и беспристрастно я объясняю ему:

— Мы хотим выяснить, есть ли преимущество у сульфаниламида и стоит ли применять его при обработке ран. Кажется, при легочных ранениях он будет полезен. В соответствии с вашим пожеланием ваш район не будет обеспечен сульфаниламидом.

Виганд застонал и скривился. Он испытывает явное отвращение к сульфаниламиду. Ему совсем не понравилось, что я, так сказать, загнал его в угол. Чтобы умерить его раздражение, я предлагаю составить общую инструкцию по применению и через главного врача армии донести ее до всех.

— Таким образом, — добавляю я, — принципы классической хирургии останутся незыблемыми.

Теперь в его ворчании слышатся нотки примирения.

— Согласны?

Он взял себя в руки, даже можно разобрать, что он бормочет. Постепенно и нехотя он сдается:

— Ладно, договорились. Как только появится возможность, напишем директивы. Если вам угодно. Однако все равно из этого ничего не выйдет. Вот увидите.

Мы тепло прощаемся друг с другом.

— Счастливой поездки! — кричу я ему вслед и думаю: однако вопрос с сульфаниламидами разрешился лучше, чем я предполагал.

Русский при смерти

Едва автомобиль Виганда скрылся за поворотом, Густель повез меня в другой лазарет. Мы легко находим его, он расположен недалеко от церкви прямо на возвышении. Когда я вхожу, хирурги оперируют одновременно на разных столах и не могут оторваться от работы. Поэтому меня сопровождает только главврач, странноватый человек с кривыми ногами. Заметно, что он придает большое значение своему положению и статусу, который является своего рода компенсацией за все недостигнутое в мирное время. Судя по его выговору, он родом из Саксонии. В нем чувствуется военная жилка. Вместе мы совершаем обход. Все в порядке.

— Есть ли у вас отделение для русских раненых? — осведомляюсь я между делом.

— Да… конечно.

— Можно его осмотреть?

— Непременно, оно расположено в соседнем здании. Правда, он медлит, по всей видимости, этот осмотр ему не по душе.

Многим полевым госпиталям в то время приходилось устраивать такие специальные отделения и оказывать помощь самим, потому что русских врачей не было.

Мы идем в соседний дом, на который указал главврач. Здесь находятся свыше сорока раненых красноармейцев. Видно, что медицинская помощь оказывается им кое-как, не в полной мере. Медленно переходя от одного человека к другому, мы движемся по огромному залу. Внезапно останавливаемся перед жутко обезображенным русским, который, похоже, уже умирает. Я срываю с него покрывало. Стреляное ранение легких. Повязка на груди пропиталась кровью. Обнаженное тело мужчины вздулось от воздуха, как у водолаза, опухшее лицо изуродовано, глаза слиплись, веки выпирают. Бесформенная шея раздулась и сильно напряглась. Русскому не хватает воздуха, он вот-вот задохнется, он весь уже темно-синий. Нет никаких сомнений: эмфизема легких и средостения.*{4}

При выдохе воздух поступает в ткани, под кожу и скапливается в средостении.{5} Легкие, а также крупные вены сдавлены изнутри. Приток крови к сердцу крайне затруднен.

Я быстро хватаю его запястье, нащупываю пульс и едва-едва ощущаю его. Сердце бьется слишком быстро, а кровяное давление резко упало. Жизнь человека в смертельной опасности, в нашем распоряжении осталось всего несколько минут.

Я не могу получить представления о состоянии легких, так как вся грудная клетка, брюшная полость и даже бедра, включая половые органы, уже вздулись от скопившегося воздуха. При простукивании они издают глухой коробочный звук, а при надавливании на огромные воздушные подушки слышится скрип, подобный хрусту снежного кома. Можно ли, можно его еще спасти? — задаю я себе мучительный вопрос.

— Немедленно в операционную, быстрее, иначе будет слишком поздно!

— Профессор, у нас нет свободного стола, — замечает главный врач, — и потом, я полагаю, что наши люди важнее.

— Нет! — грубо обрываю я его. — Нет, господин майор, важнее всего человек, жизнь которого под угрозой. Если нет свободного стола, пусть мне поставят обычный стол в операционной. Если и этого нет, все равно, тогда я буду оперировать прямо на носилках. Но операция состоится! Нужно срочно действовать, иначе в операционную доставят уже труп. Я бегу готовиться.

— А кто же должен вам ассистировать? — возмущенно спрашивает он.

— Вы лично, господин майор! Если я могу вас попросить, — другие при деле. Быстро отдавайте свои распоряжения и — ко мне.

Раскрыв рот, он смотрит мне вслед. Я бегом мчусь в операционную.

— Господа! — обращаюсь я к коллегам. — Скорее отодвиньте что-нибудь в сторону. Срочная операция. Эмфизема легких. Человек задыхается. Стол сюда! Мне нужен скальпель, два крючка, несколько зажимов. А вы работайте дальше. Ассистировать будет главврач.

Коллеги смотрят на меня в недоумении. Такого у них еще не было. Санитары в операционной быстро реагируют, они сразу соображают, в чем дело. Из какого-то кабинета мигом притаскивают стол, покрывают его белой тканью. Тут же вносят и кладут русского. Я снимаю мундир, повязываю резиновый фартук, быстро опускаю руки в раствор сублимата, досуха вытираю их, натягиваю резиновые перчатки. Главврач, заметно побледневший, проделывает то же самое, ему приходится переступить через себя.

Абсолютно обнаженное тело лежит на столе. Жуткое зрелище.

Начали: на область шеи льется йод, размазывается, затем шею закрывают. Молча я вручаю доктору зажимы, беру скальпель. Наркоз? Нет, русский уже серо-синего цвета и давно потерял сознание.

Теперь с предельной концентрацией я командую:

— Шейный разрез! Вы, коллега, зажимаете торчащие сосуды. Ясно?

Я приступаю, делая поперечный разрез над скуловой впадиной. Тотчас же из сосудов брызжет темная кровь.

— Давайте зажимайте, — кричу я безвольному ассистенту и быстро разрезаю ткань. Ножницы проникают в полость за грудину. Вдруг из раны под мощным напором вырывается воздух. Возможно, это спасение.

— Кислород, быстро, — приказываю я стоящему рядом санитару.

Из напряженного, опухшего горла через рану постоянно выходят наружу газы. Удушение спадает.

У нас на глазах человек расслабляется, к лицу приливает кровь. Теперь с помощью новокаина я блокирую нервные окончания в области шеи с двух сторон, чтобы, придя в сознание, раненый не сошел с ума от боли.

Тем временем остальные хирурги заканчивают свои операции. Напряжение в зале передается всем. Они с любопытством подходят и наблюдают за нами. Все смотрят на изуродованного человека, который по-прежнему выглядит как водолаз.

Мы успели, нам удалось! С каждой минутой дыхание налаживается: через двадцать минут русский очнулся.

Главврач тоже пришел в себя. Кажется, он под впечатлением от сделанного и очень доволен собой. Неожиданно начинает болтать без умолку. Все улыбаются.

Осталось наложить мягкую повязку, и дело сделано. Теперь нужно только обрабатывать рану. Воздушная эмфизема спадет сама.

Конечно, все счастливы. Иногда единственное, что человеку нужно, — это просто быть счастливым.



Полностью книга на сайте «Военная литература» http://militera.lib.ru/memo/german/killian_h01/index.html

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1473
Настроение: Великолепное
Зарегистрирован: 01.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.07.13 19:08. Заголовок: Кузя пишет: Русский..


Кузя пишет:

 цитата:
Русский при смерти
"Конечно, все счастливы. Иногда единственное, что человеку нужно, — это просто быть счастливым. "



Кузя, спасибо, редкая откровенность этих записей разволновала. Не все, кто сюда приходил с захватчиками, были фашистами...

Чем ближе к истине, тем радостнее и светлее натура. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1493
Настроение: Великолепное
Зарегистрирован: 01.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.07.13 19:29. Заголовок: Кузя пишет: Взгляд ..


Кузя пишет:

 цитата:
Взгляд с другой стороны: Оккупация Пскова, первые дни (20 фото)



Спасибо, Кузя, фото военного Пскова потрясающие. Псков такой величественный и красивый, несмотря на частичную разруху.
Очень содержательные комментарии после фотографий, ряд интереснейших дополнений и уточнений.

Чем ближе к истине, тем радостнее и светлее натура. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 838
Зарегистрирован: 03.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.07.13 12:50. Заголовок: http://rg.kiev.ua/im..




Надежен и в труде, и в бою



Надежен и в труде, и в бою
30.07.2013 , № 129 от 30 июля 2013 г.

В селе Высокогорное Запорожского района люди хорошо знают Григория Степановича Бедняка – коммуниста, фронтовика, ветерана труда.


С лошадей пересели на танки


ВО ДВОРЕ дома Григория Степановича и Лидии Трофимовны Бедняк и в жаркую погоду прохладно. Сплошная тень от раскидистых яблонь, груш, ореха, черешни защищает от южного солнца и создает особый комфорт.
– Красиво у нас особенно весной, когда цветут сады, – говорит Лидия Трофимовна. – Вдохнешь целебный аромат – и все болезни куда-то пропадают.
...Родился Григорий Степанович в 1921 году в Городище Никопольского района на Днепропетровщине. Семилетку окончил в родном селе, а среднюю школу – в Марганце. В 1939 году парня призвали в армию. Служил сначала в Москве в особой кавалерийской бригаде наркома обороны Климента Ворошилова.
В начале 1940-го бригаду переформировали в танковую дивизию, которой командовал Герой Советского Союза полковник Василий Алексеевич Кобцов, – вспоминает ветеран. – Лошадей передали в другие воинские части, а мы начали осваивать танки. Это были легкие БТ. Дивизия дислоцировалась в городке Опочке Псковской области. Я обучался на стрелка. На БТ была установлена 45-миллиметровая пушка. Летние лагеря находились в сосновом бору вблизи реки Великая. В лагерях мы и встретили начало войны. Рано утром ухнула недалеко бомба. Думали, случайно. Собирались идти в увольнение в город. А днем по радио услышали выступление Молотова о вероломном нападении гитлеровской Германии. Всё мгновенно пришло в движение, стали выдавать винтовки, противогазы, продуктовые пайки.
Воинов посадили в грузовики и повезли к Верхнедвинску. Как рассказывает Григорий Степанович, был приказ столкнуть врага в Западную Двину. А погода испортилась – пошел дождь и не прекращался три дня. Так 46-я танковая дивизия вступила в бой. Учебные танки быстро были уничтожены, остались только пулеметы.
– Мы ждали подкрепления, – продолжает ветеран, – и тут случился казус. На станцию прибыли танки, но они были заправлены водой! Явная диверсия. Немцы наступали, а танкисты превратились в обычную пехоту. Отступали до города Себеж. Оказались на старой границе, там уже не было укреплений – немцы разрушили. Потом в городке Холм Калининской области часть доформировали. Поступили танки – двухбашенные КВ. Всего несколько штук. С боями отступали к Ленинграду.


Приказ Власова – это измена

ДИВИЗИЯ, в которой числился Бедняк, находилась в составе 2-й ударной армии под командованием генерала Власова. Григорий Степанович вспоминает, как от него поступил приказ: сложить всем оружие, перейти на сторону немцев и записаться в РОА – так называемую Российскую освободительную армию. Вопрос ставился так: стать в ряды РОА или возвращаться домой. Часть служивых, особенно из Прибалтики и Западной Украины, решила возвращаться домой, часть записалась в РОА.
– А наш комдив Кобцов, – с уважением говорит ветеран, – собрал всех командиров, политработников и зачитал свой приказ: никуда не расходиться и в РОА не записываться, поскольку это измена. Сказал, что надо продолжать борьбу против врага. И мы начали болотами пробираться к своим. Шли трое суток. Мой танк БТ-7 подбили. Остатки войск влились в состав Ленинградского фронта. Началась длительная оборона города имени Ленина. Вели упорные бои под Шлиссельбургом, за участие в которых я получил орден Красной Звезды, а позже – медаль «За боевые заслуги». Трудно было с продуктами. Выдавали сухари и больше ничего. Варили солдатские пояса, добавляли хвою.
За время войны в составе 7-й гвардейской Новгородско-Берлинской Краснознаменной, орденов Суворова и Красной Зве-зды бригады Бедняк воевал на Волховском, Карело-Финском, 1-м Белорусском фронтах, в Заполярье. На передовой стал коммунистом. В начале 1943 года при прорыве блокады Ленинграда, когда полегло много однополчан, Григорий получил ранения в шею и руку от разрыва снаряда. Его отправили в медсанбат. А родные получили извещение о его гибели.
Победу встретил в Берлине. Но сразу уехать на родину не довелось: оставили солдата служить в составе группы советских войск в Германии аж до 1947 года.

Деревья и розы для людей


ВЕРНУВШИСЬ домой, Григорий работал в собесе, а потом его направили на учебу в Никопольский лесомелиоративный техникум. Там и подружился с однокурсницей Лидией – сидели за одним столом. После техникума решили пожениться. Их направили на работу в Новополтавский лесопитомник Черниговского района на Запорожье. Григория – директором, а Лидию – агрономом. Это было в 1951 году.
Проработали они там 18 лет. Питомник выращивал саженцы декоративных и фруктовых деревьев. Работы было много, но все успевали. Неоднократно коллектив предприятия награждали поездками на ВДНХ в Москву, вручали ценные подарки. А потом Григория Степановича повысили в должности – он стал директором Запорожского плодопитомника рядом с селом Высокогорное. Семья перебралась туда же. Лидия Трофимовна работала в питомнике бригадиром. Здесь земли оказалось почти в два раза больше – около 500 гектаров. Саженцы – до 550 тысяч ежегодно – отправляли не только по области, но и в другие регионы и страны. Одних только роз и сирени выращивали 90 тысяч кустов ежегодно.
Одновременно расстраивали село, закладывали новые сады. Григорий Степанович успевал принимать активное участие в партийной работе. Не один год возглавлял партийную организацию плодопитомника и местного колхоза.
Коммунист Бедняк и ныне не порывает связь с Компартией, был одним из инициаторов возрождения КПУ. Он периодически встречается с молодежью, рассказывает об истории великой страны СССР, о ее героическом прошлом, к которому и он причастен.

Запорожская область.


Автор: Григорий ПЕТРАКОВ.

http://rg.kiev.ua/page5/article28213

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 206
Зарегистрирован: 08.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.10.13 13:23. Заголовок: http://forum-msk.org..


<a href="http://forum-msk.org">ФОРУМ.мск</a>: <a href="http://forum-msk.org/material/power/10079837.html">Молниеносная война: Традиционные силы</a>
http://forum-msk.org/material/power/10079837.html

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 187
Зарегистрирован: 12.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.07.14 01:27. Заголовок: Самарцы продают танк..


Самарцы продают танк "Тигр", собранный для съемок фильма о войне, за 5 млн рублей


САМАРА. 12 ИЮЛЯ. ВОЛГА НЬЮС. ОБЗОР СМИ.
Опубликовано: 12.07.2014 18:25
Читали: 215
Теги: кино съемки Кинельский район обзор СМИ
Версия для печати
Переслать
Самарцы собрали танк "Тигр" для съемок фильма о войне, пишет kp.ru. Сейчас копия немецкого танка выставлена на продажу за 5 млн рублей.

"Боевая" машина хранится в п. Формальный Кинельского района. Сергей Карасев, механик, композитор и художник в одном лице, рассказал о модели танка и о фильме.

"Мы всем говорим, что собрали этот танк по оригинальным немецким чертежам. На самом деле мы скачали чертежи с интернета, с сайта Баварского танкового завода, а уж оригинальные они или нет, неизвестно, - честно признался Карасев. - Это было просто баловство, игра, мы купили корыто артиллерийского тягача, и оно подошло под модификацию "Тигра", поэтому и сделали именно эту модель. Собирали в свободное время в течение трех лет, а точнее трех зим. Для чего? Для съемок кинофильма. А теперь он нам больше не нужен. Будем делать новые модели: Т-34 и немецкий Т-3".

Карасев рассказал, что снимают фильм о войне сами для себя. "В нем нет никакого вымысла, даже фамилии все настоящие. Время действия с 1941 по 1944 гг., Себежский район Калининской области, сейчас это Псковская область", - терпеливо объяснил Сергей, - Начинается сюжет с собрания правления колхоза 17 июля 1941 г., за пять дней до войны. А потом в фильме рассказывается о начале войны и периоде оккупации до 17 июля 1944 г.".

Когда закончатся съемки, выйдет ли фильм в прокат – об этом режиссер Карасев не думал. Весь поселок в связи со съемками фильма превратили в "музей": стоящие в ряд немецкие мотоциклы, будка блок-поста, вывески на немецком языке, танк.

Во всех работах задействована семья Карасева. "Моя жена может вместе со мной болгаркой поработать, напильником или просверлить что-нибудь, если попрошу. Сын полностью отвечает за чистовой выход фильма, на нем съемка, монтаж и озвучка", - гордится режиссер.

Сам же Сергей по профессии инженер-механик, заканчивал СХИ. Ко всему прочему еще художник и музыкант. Саундтреки для фильма пишет сам.

http://vninform.ru/306965/article/samarcy-sobrali-tank-tigr-dlya-semok-filma-o-vojne.html

И еще здесь: http://www.kp.ru/daily/26254.4/3134243/

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
moderator


Сообщение: 1062
Зарегистрирован: 06.02.13
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.07.14 02:07. Заголовок: Прогноз погоды пишет..


Прогноз погоды пишет:

 цитата:
Самарцы собрали танк "Тигр" для съемок фильма о войне



Фото Андрей Кривопалов





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 9
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет